Этика Вин Чун

Основа мироздания разумное первоначало. Великий предел — субстанция вечная, вездесущая и всеобъемлющая сочетается с энергией, конкретно проявляющейся в пяти первоэлементах. Рассматриваемые «пять первоэлементов» мира находятся между собой в сложных отношениях. С одной стороны, каждый элемент рождает следующий за ним и стимулирует его развитие. Из дерева родился огонь, из него — земля, из нее металл, который дает воду, а с другой стороны, каждый элемент угнетается: огонь плавит металл, металл рушит дерево, дерево своими корнями разрушает землю, земля засыпает воду, вода заливает огонь. В этом взаимодействии и взаимоотрицании, в этой борьбе противоположностей заключена реальная основа всего существующего и свершающегося.

Каждое явление, каждый процесс, все происходящее представляют собой проявление взаимодействия и борьбы двух противоположностей: движение и покой, активное и пассивное, свет и тьма, внешнее и внутреннее, мужское и женское, сила и слабость, горячее и холодное, сухое и влажное и т.д. А внутренняя борьба этих двух сил в каждом явлении природы обеспечивает ее движение и развитие в определенных условиях.

«Закон двух противоположностей — это правило в небесах и на земле, это сущность миллиона разнообразных вещей, это родитель всех процессов, это начало и сущность жизни и смерти…».

Человек — маленькая вселенная. Он построен из тех же первичных материальных частиц по образу вселенной и подобен ей. Он живет и действует под влиянием тех же самых сил, которые властвуют в природе, и подчиняются общим с нею закономерностям. Но человек отличается от всего остального наличием разума и способностью чувствовать и познавать окружающий мир. Мастера интерпретировали накопившиеся в процессе практической работы знания, исходя из таких общепринятых представлений, и закладывали основы своего учения, постепенно превратив его в настоящее богатство традиций.

Надо проникнуть в суть Вин Чун, и не делать из нее праздной теории. Поэтому в практических занятиях основной смысл заключен в «использовании духа». Не используя дух разве можно достичь мастерства? В этом случае в Вин Чун можно лишь увидеть внешний облик, обращаясь же к духу можно осознать внутренний принцип. Углубляясь во внутреннее, надо стремиться к еще большей глубине понимания, тогда во всех сложных ситуациях свободно достигнешь мастерства Вин Чун.

Ученик должен тренироваться, наблюдая за своими ошибками, удачами и промахами, и тогда его мастерство, естественно, будет день ото дня совершенствоваться.

Тренировки должны быть ежедневными, их прерывать нельзя. Прервешь на один день, потом за три дня не наверстаешь упущенное. Ученики должны помнить это крепко.

Начало ученичества должно быть трудным, а потом легким. Нет иных трудностей, кроме пересечения морей и перешагивания через горы. Тот, кто учится целеустремленно, неустанно и перед занятием тщательно анализирует все промахи, будет день ото дня все более оттачивать и совершенствовать свое мастерство. Если не работать в уединении, а лишь помышлять о громкой славе, то мастерства не достичь.

Технику повторять множество раз, тогда искусство боя само пойдет. Если упражняться в выполнении каждого движения, то можно постичь истинную и неизменную природу каждого движения. Техника пяти животных, хотя и различается по принципам исполнения, но составляет единое целое. Чтобы овладеть мастерством исполнения каждого из них, надо в юношеские годы прилагать все силы, даже отказавшись от сна и забав. Надо отдавать тренировкам все свое сердце день за днем неустанно, тогда боевое мастерство будет совершенствоваться вместе с духом. Если однажды утром постигнешь сокровенный Путь, то вечером можешь умереть со спокойным сердцем.

Если взгляд изливает силу, значит, мастерство зародилось в сердце.

Учиться — все равно, что грести вверх против течения: стоит только остановиться и тебя относит назад.

Каждый стиль и школа боевых искусств имеет свою методику тренировок. Благодаря определенной системе ученику легче преодолеть трудности в занятиях, легче понимать их. Своеобразные упражнения, необычное дыхание дают желаемый результат в укреплении тела. С постоянным и постепенным добавлением упражнений, движений, нагрузок, человеческий организм закаляется, проходит трансформацию.

Большое значение в боевом искусстве имеет укрепление организма и поддержание его в надлежащем порядке. Поэтому большое внимание уделяется физическим и психофизическим упражнениям и комплексам. Синтез учений, культур, религиозных течений придает боевому искусству свой необычный колорит. Мастера являются связующим звеном между традицией, стилем, школой и учениками. С целью усиления внутреннего потенциала в росте мастерства, ученикам дают имена, амулеты с символами и символикой школы, которые несут в себе еще и охраняющее действие. В определенных случаях на теле даже делают татуировки, которые имеют определенное значение для того, кто ее носит. Как правило, это не афишируется и держится за дверью школы.

Учитель должен стремиться улавливать самые начальные, еще минимальные изменения в жизнедеятельности ученика. Наблюдая за учеником, он должен стремиться установить что-то новое, что появилось в ученике и то старое, что утратилось. Учитель должен помнить, что ученик изменчив, поэтому необходим тщательный подход к его динамике; учитель не может быть созерцателем — он должен быть практиком. Необходимо не только наблюдать изменения в ученике, но и помочь понять внутренние процессы; исходя из теории пяти первоэлементов, и теории противоположных начал. Необходимо не только помогать одному ученику, но и при этом заботиться о взаимоотношениях всех учеников между собой. Учитель не должен быть только созерцателем и практиком, он обязан быть деятелем: обучая и объясняя ученикам происходящие в них явления, и давая им возможность понять причины, их порождающие, он должен действовать, развивать и укреплять слаженность роста своих учеников.

Ученик лишь тогда станет мастером, когда добьется уверенности в себе, мастерства в боевом искусстве, и избавится от самоуверенности обычного человека. Мастер боевого искусства ищет безупречность в собственных глазах: это смирение, расчет только на себя.

Ученик должен собрать всю свою силу воли на прорыв собственных границ.

Настоящий Мастер держит под контролем мир своей повседневной жизни.

В зале ученика не должны беспокоить лишние эмоции: страх, нерешительность, отчаяние, сомнения в своих силах, силах данного учения, Учителя, Школы. Ученик со всей решительностью должен продолжать занятия, несмотря на все преграды и разочарования.

Как у каждого человека, так и у Мастера есть судьба. Он берет ее, какой бы она ни была и принимает в абсолютном смирении, но не как повод для сожаления, а как вызов. Смирение Мастера и смирение нищего — невероятно разные вещи. Мастер ни перед кем не преклоняет своей головы, но в то же время он никому не позволит опускать голову перед ним.

Если ученик проявляет усердие, то знание и сила воли в какой-то момент все изменят.

Ведя поединок, необходимо быть спокойным и собранным и ни в коем случае не ослаблять своей атаки.

Мастер подходит к себе как бы уже к мертвому, поэтому ему уже нечего терять, поэтому он ясен и спокоен. Если судить по поступкам, то нельзя заподозрить, что он контролирует и замечает все.

Ученик постоянно должен разрушать свои границы знаний, после разрушения одних возникают другие и так без остановок.

Ученик, добившись мастерства, не может больше принимать мир в хронологическом порядке, для него мир, и он сам не является больше предметным и плотным.

Если человек, выдающий себя мастером, угрюм — это не мастер, мастер должен смеяться над самим собой и над тем, что он делает, но это не смех сумасшедшего.

Если ученик думает, что уже ничего нет для того, чтобы изучать боевое искусство — это не так. Для изучения есть все — это его жизнь.

Из-за любви к разговорам, учение не достигнет желаемого, а лишь будет мешком слов.

Если кто-то считает, что можно родиться мастером боевого искусства, то это не так, никто не рождается мастером, точно также разумным существом, мы сами себя делаем тем и другим.