ТРАДИЦИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

(Традиция, лат. TRADITIO – 1) передача, предание, повествование. 2) устная передача исторического материала., 3) обычай, порядок правила поведения переходящий из поколения в поколение., 4.элементы социально-культурного наследия сохраняющегося в обществе или отдельных социальных группах в течение длительного времени).
Современное понимание слова традиция проявляется лишь в сухом конгломерате, которое опирается на словарное объяснение. Мы с сожалением наблюдаем за тем, на каком уровне воспринимают и понимают традицию Вин Чун. Поверхностный взгляд даёт искаженное понимание данного стиля, ставя на первый план сухую механику, в которой нет души. Отбрасывая в сторону богатейший духовный опыт мастеров прошлого, не давая тем самым раскрыться внутреннему потенциалу в себе, своих учениках, не говоря уже про студентов. Доводя всё до формальной условности, происходит дискредитация стиля. Теперь это будет иметь не имя традиция Вин Чун, а бизнес Вин Чун. Такой путь дезорганизует внутренний мир человека, способствуя расщеплению человеческого существа, не даёт сформироваться личности и ведет к сердечной, нравственной недостаточности, духовному инфаркту. В погоне за сухой внешней механикой человек теряет веру в то, что он изучает, а затем находит себе оправдания, оправдания своей «деградации».
Наш мир, мир больших скоростей требующий кардинальных изменений. Надо жить иначе, отбросив все лишнее, что мешает двигаться вперед. Эффективность! Вот, что должно стоять на первом месте. Бери то, что эффективно, а остальное отбрось. Так происходит рождение «мастеров – новаторов».
Их новшества несут в себе две причины. Первая это нет настоящего порядка в передаче знаний и нехватка самих знаний и их понимания. Коль человек вносит в обучение различные куски других направлений, это неуважение и безверие к тому виду боевого искусства, которое он изучает и преподносит. Безнравственное отношение к стилю и людям, которым это всё дается. В таком свете теряется позитивное значение данного стиля. Второе это исключительно бизнес, но это грязный бизнес, потому что в нем не придерживаются четких позиций нравственности к потребителю. Но как бы то ни было, этот «бизнес» стал сегодня значимым фактом действительности, и на него многие опираются. С его позиции пытаются судить что лучше. И он оказывает, помимо всего прочего, существенное воздействие на моральное представление и реальную систему нравственного отношения к Вин Чун. Ставя тем самым «бизнес» выше морально-этических норм. Своими действиями «мастера-новаторы» искусственно ограничивают возможности данной науки. Порой смотришь, что такой человек вроде бы много лет изучает Вин Чун, но возникает вопрос – изучал ли он его на самом деле? Ведь его действия говорят о нем совсем иное. В монастырях находятся не всегда истинные монахи, хотя они там находятся уже многие годы.
Атмосфера среди мастеров-новаторов Вин Чун сейчас крайне насыщена моральными испарениями – верным симптомом практического бессилия и психологического отчаяния. Не осознавая своих действий, дискредитируют стиль, прежде всего, нравственно. Объясняя свои действия тем, что обогащают эту систему, сами же не могут признать, что они не находятся в традиции Вин Чун, а лишь ходят возле. Лишенные целостной системы, они открывают дорогу к произволу, извращению Вин Чун.
Такой метод не поможет избежать духовного истощения. Прежде всего, они должны понять, что традиция Вин Чун – это духовность и взращивание духа, формирование целостности человека. Духовность помогает избежать деградации, духовную дистрофию. Идя по пути традиции – пути духа, это устойчивость стабильность самого человека, стабильность жизни, стабильность ориентации то, что порождает в человеке духовную прочность. Ему есть на что опереться – на сильное, вечное то, что никогда неизменчиво.
Втянутые в мертвую новаторскую деятельность в начале чувствуют, что все в порядке «сдвинул землю». Но через время иллюзия рассеивается, и они ощущают веяния отчужденности, холода и скуки.
Нехватка «точки опоры», той опоры, которая была отброшена, приводит к эмоциональному истощению.
В основе своей это тенденция в начале так привлекательна, но становясь действием без духовности, она примитивизирует человека.
Согласно традиции Школы Вин Чун передача знаний идет поэтапно. Нулевой этап включат в себя базовый раздел боевого арсенала, изучение Кхи Конг, который помогает раскрыть потенциал человека.
Многие удовлетворяются этим и останавливаются, считая что это тот Вин Чун и это то мастерство и наконец-то его постижение закончено.
Более высокий раздел нулевого уровня развивает в человеке хорошее владение боевой техникой, даёт хорошее практическое понимание Кхи Конг и акупунктуры нулевого уровня, знания как необходимо проводить поединок и как его избежать. Это всё – нулевой уровень. Этот этап рассчитан на учеников, которые идут в ногу со «временем» – мастеров-новаторов.
В традиции Вин Чун существует такое положение, что стабильность и прогресс вытекает от устойчивости и постоянства. Есть ученики которым свойственно идти по пути кардинальных перемен, изменчивости, ища прогресса. В древнем Китае бытовала поговорка «Проклятие тебе жить в век перемен». Но те, которые идут дальше. придерживаясь традиции, получают объяснение уровней мастерства. Первое – зёрна Будды. Второе – малый Небесный путь. Третье – большой Небесный путь.
В дальнейшем идущему в ногу со «временем» – мастерам-новаторам, чрезвычайно трудно объяснить, почему происходит топтание на месте, почему это так глубоко укоренилось в мире боевых искусств, и почему столь многие люди несущие в себе образ «толкового наставника» выбирают разрушительный путь – путь мастера-новатора.
Единственное, что можно сказать: Идти по пути традиции тяжело, но тот, кто идёт, тот постигает учение Вин Чун. Идущий по пути новаторства, идёт легко, но путь упирается в стену и поэтому в мире много кто занимается Вин Чун, но лишь не многие становятся настоящими мастерами.
«Один богатый молодой чиновник увлекся садоводством и со временем у него вырос большой красивый сад. Друзья, приходя к нему в гости восхищались его садом и хвали его за то, что он изрядно преуспел в данном искусстве. Но сам хозяин чувствовал, что чего-то не хватает в том, чем он занимается. Он решил пойти посоветоваться к старому садовнику, который жил на окраине города. Придя к нему, он застал старика за поливкой сада. Тот черпал воду из колодца и носил кувшином к растениям и каждое поливал.
Поприветствовав старика, он спросил его, почему тот не сделает поливочное приспособление, чтобы облегчить себе работу. На что старик ответил – если пользоваться приспособлениями, то в его работе будет меньше сердца, его души, а будет больше мертвой механики. И тогда искусство станет механическим, ненастоящим. Будет утрачен смысл. Тогда сердце будет в беспокойстве, а дух уснет. Услышав такой ответ, молодой чиновник понял чего же ему нехватало.»